Хозяйки.

Решили остановиться. Плыть при сильном ветре не полагается по правилам, и простои из-за ветра оплачиваются. Притянулись к берегу, вбили колы, привязали паромы, пошли
деревню проситься на постои. Девушек удалось пристроить, парней не пускают.
Я говорю рещельским хозяйкам:
Петь да плясать вы мастерицы, а нехорошо поступаете. Распремилых девиц в гости пустили, а самолучших молодчиков прочь гоните. Как же людям на холоду под дождем мокнуть?
Где уж хорошо! Совсем нехорошо! Да боязно. У этих вербованных — полтавских да харьковских— на лбу не написано, какой он есть человек. То ли из армии вернулся, то лй досрочно выпущен из тюрьмы.
11робую возражать:
Плохой человек — один  тысячи.
А когда в двери стучит, почем знать, может, как раз тот самый, который один из тыщи…
Нашлись люди, знающие бригадира Беляева. Убедились, что и все остальные-Ч свои соседи-лешуконцы. Кое-как разместились.

Решили остановиться. Плыть при сильном ветре не полагается по правилам, и простои из-за ветра оплачиваются. Притянулись к берегу, вбили колы, привязали паромы, пошли

деревню проситься на постои. Девушек удалось пристроить, парней не пускают.

Я говорю рещельским хозяйкам:

Петь да плясать вы мастерицы, а нехорошо поступаете. Распремилых девиц в гости пустили, а самолучших молодчиков прочь гоните. Как же людям на холоду под дождем мокнуть?

Где уж хорошо! Совсем нехорошо! Да боязно. У этих вербованных — полтавских да харьковских— на лбу не написано, какой он есть человек. То ли из армии вернулся, то лй досрочно выпущен из тюрьмы.

11робую возражать:

Плохой человек — один  тысячи.

А когда в двери стучит, почем знать, может, как раз тот самый, который один из тыщи…

Нашлись люди, знающие бригадира Беляева. Убедились, что и все остальные-Ч свои соседи-лешуконцы. Кое-как разместились.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*