Стояли сутки.

Стояли сутки. Отдохнули, взбодрились. Вечером ветер затих. Двинулись вперед.
Снова застряли. Всю ночь бродили в воде, стаскивали паромы. Снялись и не сушились, мокрые сели, на паромы, поплыли, потому что невдалеке видна деревня Чулощелье, и лучше сделать привал в деревне, а не на пустынном берегу.
Опять затруднения с устройством под крышу. Хозяйки говорят:
Вы, табачники, искру- зароните. А то вшей напустите.
Бригадир ответил:
Какие могут быть вши, когда беспрестанно купаемся? Все косточки перемыты. Чище нас нет людей на всем белом свете.

Стояли сутки. Отдохнули, взбодрились. Вечером ветер затих. Двинулись вперед.

Снова застряли. Всю ночь бродили в воде, стаскивали паромы. Снялись и не сушились, мокрые сели, на паромы, поплыли, потому что невдалеке видна деревня Чулощелье, и лучше сделать привал в деревне, а не на пустынном берегу.

Опять затруднения с устройством под крышу. Хозяйки говорят:

Вы, табачники, искру- зароните. А то вшей напустите.

Бригадир ответил:

Какие могут быть вши, когда беспрестанно купаемся? Все косточки перемыты. Чище нас нет людей на всем белом свете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*